«Вятский субъектив»: как 20-летние создали в Кирове новое общественное пространство
За 5 месяцев в "Субъективе" провели больше 40 творческих встреч, выставок, мастер-классов
 
Кто работал над проектом
Участники команды «Вятского субъектива»
 
 
Катя Толстухина, 21 год
конструктор-модельер
 
 
Вика Русских, 20 лет
студент юридического факультета
 
 
Настя Вострецова, 20 лет
студент-фотограф
 
 
 
Рита Кракова, 21 год
студент, учится на преподавателя ИЗО
 
 
Инга Глушкова, 18 лет
студент – графический дизайнер
 
 
Настя Шумихина, 27 лет
фотограф
Идея творческого свободного пространства существовала в голове у Насти Вострецовой три года. Прошлой зимой она из просто мыслей переместилась в закрытую группу во «ВКонтакте». Туда Настя добавила друзей и знакомых. Ребята начали предлагать идеи проектов. Самой популярной темой стала «экология». С нее и решили начать, организовывали эко-встречи.
 
У проекта есть много общего с культурным центром «Пятый этаж», который открылся в Кирове в конце прошлого года. Однако на него команда "Вятского субъектива" не ориентировалась. На тот момент, когда девушки заявили о своем коммьюнити, у них еще не было четкого понимания, с какой аудиторией они будут взаимодействовать и что именно делать. Кстати, КЦ «Пятый этаж» команда организаторов считает близким по духу к своему проекту. Но девушки отмечают, что целевая аудитория «Пятого этажа» все-таки чуть старше тех, для кого создавался «Вятский субъектив».
У меня сложилось ощущение, что целью проекта было создать среду. Место, где кипит жизнь, где можно просто чувствовать себя комфортно.
Инга
студент – графический дизайнер
 
 
Открытие было очень масштабным. Пришло больше 50 человек, была толкучка. Пространство маленькое, людей очень много, и непонятно, откуда все они взялись. Не было никакой рекламы. Мы делали выставку ребят и думали, что, наверное, придут их друзья и знакомые, - рассказывает Настя Шумихина.
Настя В.
Основной поток участников подключился после первой выставки-открытия. Никакой специальной рекламы не было. Очень много фотографий, отметок. Сарафанное радио сработало.

На открытии была странная атмосфера, гнетущая. Очень много людей. У всех один вопрос: «Что это?» А мы не готовы были ответить на него.
 
ПРО ДЕНЬГИ
К первой выставке у «Вятского субъектива» уже было свое пространство. Ребята арендовали на 5 месяцев офис на Ленина, 92. 4 этаж. Вход со двора. Вверх по железной лестнице. Ежемесячно аренда обходилась команде в 19 тысяч рублей. Снимали пространство на свои деньги.

Первые мероприятия были бесплатными. Но с самого начала существования проекта на входе в офис появилась коробка со скромной надписью «donation». В среднем туда бросали мелочь, купюры в 50, 100 рублей. Иногда за день набиралось до 300 рублей, а иногда – вообще ничего.

Позже встречи в пространстве «Вятского объектива» стали регулярными и платными. Участие в них стоило символические 50-150 рублей. Проходили мастер-классы по вышивке, обработке древесных материалов, рисованию с натуры и субъективному рисованию, вечера коллажей. Также нередкими гостями были здесь фотографы. Одни делились фишками по обработке фотографий, другие – анализировали сохраненные фото во «ВКонтакте». Фотовстречи тоже проходили. На одну из них пришло самое большое число зрителей за все время существования «Вятского субъектива» - 30-40 человек одновременно. Это была встреча с фотографом Игорем Елуковым.
«ДУМАЛИ, ЧТО У НАС ПРИТОН»
У пространства постепенно стала накапливаться «денежная подушка». За крупные мероприятия получалось собрать до 3000 рублей, кружки – 500-600 рублей в день. В последний месяц «Вятский субъектив» окупился. Команда полностью оплатила аренду за счет средств с мероприятий. При этом личного дохода от пространства у организаторов не было.

Почти за 5 месяцев команда «Вятского субъектива» провела более 40 творческих встреч, выставок, мастер-классов и т.д. Место, в котором расположилось пространство, нравилось всем организаторам. Но из-за этого же им иногда приходилось решать небольшие проблемы.
Настя Ш.
Офис мы арендовали в спальном районе. Могли иногда себя шумно вести. Соседи к этому не привыкли. Кому-то было интересно, а кому-то, наоборот, некомфортно. Одна соседка 3 раза вызывала полицию. Она же однажды и пришла вместе с полицейским. Женщина из разряда «уходите отсюда, вы ненормальные, что вы здесь делаете».
Рита:
Некоторые соседи думали, что у нас притон.
Вика:
Помню, была гаражная распродажа. Часть вещей находилась на лестнице. По правилам пожарной безопасности, этого нельзя было делать. К нам пришел полицейский. Сделал предупреждение.
Настя Ш.:
Пришлось все убирать с лестницы. А распродажа только началась. Все было суетно. Одежды очень много, и непонятно, куда ее убирать. Но общими силами решили проблему: нашли большую палку, использовали ее. С полицейским, кстати, я очень спокойно тогда поговорила. Они вообще адекватные ребята.
Рита:
Помню, во время последней выставки на улице началось что-то непонятное. Снова пришел полицейский. Все, думаю, сейчас пойду разбираться. Но в итоге очень мирно поговорили.
 
 
 
Все недосказанности наши решались очень здоровым способом. Мы произносили «нам нужно с тобой поговорить» и все. Лужайка во дворе была нашим местом силы, где можно было высказаться.
 
«БЫЛО ОЩУЩЕНИЕ В СЕРЕДИНЕ ПРОЕКТА, ЧТО МЫ ИДЕМ ВООБЩЕ НЕ ТУДА»
Настя Ш.
Многие, кто хотел стать частью команды, ждали каких-то четких указаний, что нужно делать. Главной нашей целью была, наоборот, полная свобода, поток сознания. Поэтому многие из тех, кто указаний не получал, просто уходили.
Настя В.
Много проектов остались на стадии «развивающихся», потому что мы слишком много внимания уделяли бытовым моментам. Было ощущение в середине проекта, что мы идем вообще не туда. Надо больше делать руками. Меньше разговаривать. Когда теоретически пытаешься выстроить что-то, на практике получается иначе.
Рита
Мы делали план приборки. С картинками. Серьезно! Составляли его два дня.
 
Настя В.
Зато ближе к закрытию наша команда превратилась в один организм.
Инга
Поэтому и закрытие было вдохновляющим.
Вика
Пришли в основном «свои». Все организовывалось за несколько часов до начала. Локацию решили украсить «на эмоциях». Взяли все наши ассоциации с проектом. Так в пространстве появилась терка, шалаш, лестница.
Настя В.
Например, шалаш – ассоциация с Кировом. Он такой же неказистый немного, собранный неизвестно из чего, но крутой.
«ВТОРОЙ ЭТАП НАЧНЕТСЯ ТАК ЖЕ СПОНТАННО, КАК ПЕРВЫЙ»
Настя В.
С арендой на Ленина, 92 у нас договор до сентября. В офис заехали другие арендаторы. Пространство маловато для многих идей. Оно работало летом, а холодная осень-зима уже ему не идут, аренда довольно дорогая. Нам необходима была пауза, переосмысление.
Катя
Решили, что будем без пространства в данный момент. Будем организовывать выставки без помещения.
Настя В.
Но он обязательно будет! Второй этап начнется так же спонтанно, как первый. Даже после закрытия у нашего проекта нет какой-то четкой формы. Из-за этого мне часто казалось, что я делаю что-то не то. Но недавно Катя Лучникова, руководитель кировского театра «Кактус», дала почитать мне книгу. Называется «Место действия: как создать пространство, которое меняет город». Автор Елена Картаева. Читаю ее и понимаю: все, что происходило, было правильным.
 
Мне сложно показывать себя и свое творчество людям. Когда случился «Вятский субъектив», произошел переломный момент. Меня уже видно, я выступаю перед людьми.
 
Настя Ш.
Я раньше мало чувствовала и мало говорила об этом. А в «Вятском субъективе» все о чувствах рассказывали. Появилось ощущение свободы. Поняла, что всегда на твое творчество есть зритель. Оно резонирует. Бояться вообще не надо.
 
Катя
Стала сильнее чувствовать себя. Смена сознания произошла, потому что во время учебы есть границы. Мне хотелось как-то выражать себя, показывать свое творчество, но я не понимала, как это делать. Думала, что я пустая. В «Субъективе» поняла, что делать можно что угодно. Начала брать не от преподавателей и учителей, а черпать из себя.
 
Инга
Я учусь на юрфаке, серьезная специальность. Творчество в себе я подавляла всеми силами. В «Вятском субъективе» вышла из зоны комфорта. Можешь назвать себя фотографом, если фотографируешь. Раньше я не могла себе такого позволить.
 
Вика
Научилась брать на себя ответственность. До «Субъектива» всякий раз, когда я ввязывалась в общественные движухи, как только появлялась минимальная ответственность, я уходила. А тут получилось по чуть-чуть ее на себя брать
 
Рита
У меня ощущение, что я прошла очень серьезные курсы по организации. Раньше я была теоретиком-визуалом. Представляла в голове какую-то тему, и было ощущение, что я ее уже реализовала. Сейчас понимаю, что этого недостаточно. После «Субъектива» я поняла, что раньше не делала того, что могла бы. Я это просто представляла. В середине проекта была тревога, почему не получается, почему все волнуются, злятся. А сейчас появилось какие-то вселенское доверие. Все нормально, все будет хорошо. Иногда не надо ждать вдохновения, иногда важно просто делать.
 
Настя В.
В конце октября трое из команды съездили на форум «Культурная инициатива» в Москву. На площадке Universal University под руководством специалистов в культурных сферах работали над преобразованием "Вятского субъектива". Сейчас у девушек в разработке несколько проектов на разных площадках города. Кроме того, свой «субъективный» проект они планируют подать на грант. При этом «Субъектив» по-прежнему открыт для всех. Туда можно попасть без отбора, посвящений и инициаций. Достаточно открыть группу проекта во «ВКонтакте» и написать в сообщения «У меня есть идея!».
 
 
Текст: Ксения Харина
Фото "Вятский субъектив"
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru