Наверх

Онлайн-трансляция суда по делу Прокопа: допросили одного из близких друзей авторитета

Возрастное ограничение: 0+
фото kirov.jjew.ru
В суд вызвали «финансиста» ОПГ Владимира Ситникова

В пятницу, 17 июня, в областном суде началось очередное заседание по делу преступного авторитета Михаила Прокопьева. На допрос вызвали главного финансиста банды Владимира Ситникова.

Следствие установило, что Владимир Ситников, помимо вымогательства денег у предпринимателей, занимался обеспечением контроля за пополнением и расходованием финансовой базы преступного сообщества, так называемого «общака».

Ситников, будучи «кассиром» и «бухгалтером», осуществлял аккумулирование и учет всех денежных средств, полученных участниками ОПС «Прокоповские» преступным путем.

9:40 Судья: Кем работаете в настоящее время ?

Ситников: Сейчас я работаю менеджером по рекламе. 

9:44 Прокурор: Вам знакомы подсудимые?

Ситников: Знаком с Прокопьевым и Колпаковым. С Михаилом лет 30 уже. С Колпаковым познакомился лет 20 назад, когда общался с группировкой. С Михаилом дружеские товарищеские отношения.

Прокурор: Что вы знаете о группировке? Чем вы там занимались?

Ситников: В 1995 году я обратился к Михаилу. С работой было туго. Я знал, что Михаил занимался преступной деятельностью. Я тоже захотел этим заниматься.

Прокурор: Можете рассказать, чем занимались участники ОПГ?

Ситников: Когда я вошел, был Коваленко. У него была своя группа: Костя Ужас, Леша Рыжий, Мирон. Они занимались вымогательством и рэкетом. Все в то время занимались этим. Был еще Сергей Кривошеин. У него была своя группа людей: Кара, Подгаец, Натыкач. Я был всегда сам по себе. Ездил один, выбивал долги. Общался с Михаилом.

Прокурор: Что потом?

Ситников: В 1996-1997-м  Михаил предложил мне стать кассиром. Все привозили деньги мне, я все записывал в книжку, а в конце месяца передавал данные Михаилу. После этого все записи я уничтожал.

Прокурор: Какой статус был у Михаила Прокопьева?

Ситников: Он был лидером группировки и хорошим другом. Его все уважали.

10:15 Прокурор: Что было с деньгами, которые вы отдавали Михаилу дальше?

Ситников: На них открывались новые коммерческие предприятия: рестораны, кафе. Деньги уходили на их содержание.

Прокурор: Как делилась выручка?

Ситников: У учредителей были разные проценты. Среди них была женщина, с которой Михаил был близко знаком.

Прокопьев: А вы ее знали? (с вызовом)

Адвокат Прокопьева: Подожди, вопросы зададим потом.

Прокурор: Вы подсчитывали выручку в этих предприятиях?

Ситников: Там была своя бухгалтерия.

Судья: Какое вы имели отношение к деньгам Михаила Юрьевича?

Ситников: Иногда я передавал деньги Михаилу от этих организаций.

10:37 Ситников: У нас были "карточки гостя" во многих заведениях. Мы отмечали там праздники и дни рождения. 

Прокурор: Была ли иерархия внутри группировки?

Ситников: Был лидер - Прокопьев, у него был друг - Кривошеин. Существовала ли между ними какая-то иерархия, я не знаю. Каждая группа делилась на подгруппы. Они были моложе нас, поэтому мы называли их молодыми. Я был отдельно.

Прокурор: Другие члены группировки могли приказать Михаилу что-то сделать?

Ситников: Я не знаю.

Прокурор: У группировки были цели. Что делал Михаил для достижения этих целей?

Ситников: Я занимался бизнесом. Получал деньги и распределял их. У меня были свои проекты. Многих моментов работы группировки я просто не знаю.

Прокурор: Кто обозначил вам ваши функции?

Ситников: Михаил.

Прокурор: Михаил проводил собрания для членов группировки?

Ситников: Я знаю только об одной такой встрече в 2003 году.

10:50 Прокурор: Во время встреч с Михаилом он давал вам указания, как себя вести, если вашей деятельностью заинтересуется полиция? Были указания, как одеваться, на какой машине ездить?

Ситников: Показания других свидетелей я читал, там об этом сказано, но лично мне никаких указаний не давали.

Прокурор: Что вам известно о наличии оружия у группировки?

Ситников: У меня было оружие и у других членов группы было. Все было легально.

Прокурор: Зачем группировке оружие?

Ситников: Это было не запрещено. Мы по банкам ездили иногда стрелять.

Прокурор: Кто-то из участников группировки опасался за свою жизнь?

Ситников: Я опасался.

Прокурор: Почему?

Ситников: Потому что в 1998 году на меня было совершено покушение. Меня хотели взорвать.

Прокурор: Кто?

Ситников: Я не знаю.

Прокурор: При каких обстоятельствах?

Ситников: В конце апреля 1998 года я поехал на похороны своего друга. По пути моего следования произошел взрыв. Мою машину отбросило. Я в ней находился с охранником. Но я не пострадал. Простился с другом.

13:30 Заседание продолжено после обеденного перерыва. Допрос начал адвокат Михаила Прокопьева.

Адвокат: Знаете ли вы, какой доход был у Прокопьева до вашего вхождения в группировку?

Ситников: Нет, я такого не знаю.

Адвокат: Из ваших показаний следует, что вы опасались Прокопьева. Как вы можете это объяснить?

Ситников: Я его не боялся. Я такого не говорил.

Адвокат: Вы рассказывали, что при разговоре с Кривошеиным, который упрекнул вас в применении оружия, рядом стоял Михаил и сурово на вас смотрел. Вы боялись, что в отношении вас Прокопьевым будут совершены какие-то действия?

Ситников: При чем тут Прокопьев? Я решил, что действия может совершить Кривошеин. Я не опасался Прокопьева.

Адвокат: Вы говорили, что вы были друзьями с членами группировки и в ней была иерархия, силовой блок. Как вы понимаете эту терминологию?

Ситников: Я на предварительном следствии дал показания. Ничего больше добавить не могу.

Судья: Была оформлена банковская карта на Татьяну Кокареву (одного из владельцев развлекательных заведений Прокопьева), откуда вы это знаете? Знаете, что ею распоряжался Прокопьев?

Прокопьев: Ну что это... У Татьяны была своя карта, у меня своя. Как я ею мог пользоваться?

Ситников: При снятии денег с карты Кокаревой я не присутствовал.

Прокопьев: У меня своя карта. Это ваше предположение.

Адвокат: Вы знаете что-нибудь про финансовые отношения между Прокопьевым и Кокаревой?

Прокопьев: Владимир, вы показания сейчас даете, находясь на сделке с правосудием?

Ситников: Я не буду отвечать на этот вопрос.

Прокопьев: Вы верите в Бога?

Ситников: Да.

Прокопьев: Вы знаете, что из-за ваших показаний могут меня посадить пожизненно?

Ситников: Я знаю это из средств массовой информации.

Прокопьев: Вы давно со мной знакомы?

Ситников: С 80-х годов.

Прокопьев: Вы смотрите мне в глаза, что ж вы? Я же от вас не отворачиваюсь. Я вообще какое-то отношение к вашей семье имею?

Ситников: Имеешь.

Прокопьев: Какое?

Ситников: Крестный моих детей.

Прокопьев: Вы знали о моем материальном положении, когда вступали в группу?

Ситников: Я не помню.

Прокопьев: А вы не помните, что у меня была квартира в центре города, дом за городом, машина?

Ситников: Помню.

Прокопьев: Нужно было мое разрешение на наем водителей, охранников?

Ситников: Нет. Зачем?.

Судья грозит закрыть заседание из-за возникшего спора. 

Прокопьев: Как вы представлялись предпринимателям, когда приезжали - "Владимир Прокопьевский" или "Владимир с Прокопьевскими "?

Ситников: Владимир от Прокопьева.

Прокопьев: А слово "Прокопьевские" появилось случайно в 2015 году? Все понятно. Для чего вам нужно оружие?

Ситников: Кому, зачем?

Прокопьев: Собирались ли вы на кого-то нападать?

Ситников: Нет.

Прокопьев: Владимир, вы знали о других преступлениях, которые члены группы совершали?

Ситников: Я ничего об этом не знал.

Прокопьев: Это бизнес группировки был? Или мой личный? Люди, которые там работали, получали зарплату?

Ситников: Да, они получали зарплату.

Прокопьев: Вот говорят, что это бизнес Прокопьевских, каких Прокопьевских? Как и когда вы вышли из группировки?

Ситников: В 2000 году я вышел.

Прокопьев: Были с моей стороны какие-то угрозы?

Ситников: Нет.

Прокопьев: Ну, слава богу. А то все меня выставляют, что я такой злой.

Адвокат: Как именно вы вышли из группы?

Ситников: Мне просто надоело. Я перестал жить на средства преступного мира.

Прокопьев смеется.
Прокопьев: Вы были кассиром? У вас были еще функции?

Ситников: Я уже дал показания.

Прокопьев: В связи с чем меня ставили в известность о предпринимателях, которым покровительствовала группа?

Ситников: Я не понимаю вопрос.

Адвокат: Мог ли Кривошеин принимать решения?

Ситников: Я не знаю.

Прокопьев: Как ты не знаешь?! Ты жил с ним в одном дворе! Давай уже начинай говорить правду! Охарактеризуй Кривошеина.

Ситников: Я не психолог.

Прокопьев: Кто такой Подгаец?

Ситников: Я не знаю, кто он! Слышал, что он был охранником Натыкача.

Прокопьев: Кто такой Коваленко?

Ситников: Я не знаю.

Прокопьев: Как ты не знаешь? Вы в соседних кабинетах сидели.

Адвокат: При передаче денег вам озвучивалось, откуда они?

Ситников: Я не знаю, откуда они были.

Прокопьев: Могли ли люди из группы по интересам продавать оружие?

Ситников: Я про оружие вообще ничего не знаю.

Прокопьев: Кто такой Рябинин?

Ситников засмеялся.

Прокопьев: Он член группы?

Ситников: Нет.

Прокопьев: Кто такой Колпаков?

Ситников: Я не буду его характеризовать.

Прокопьев: Кто я?

Ситников: Я уже дал показания.

Криминал Мужчины Происшествия
Загрузка...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru