Марина Ногина: «В колонии я научилась молчать»

Марина Ногина: «В колонии я научилась молчать»

Чем сейчас живет 45-летняя троллейбусница

7 февраля в Советском районном суде рассматривалось ходатайство на условно-досрочное освобождение Марины Ногиной, осужденной в мае 2011 года за наезд на 13-летнюю Алису Суворову. За отрицательные характеристики, присланные от руководства колонии, Ногиной вновь отказали выйти раньше положенных двух с половиной лет.

45-летняя троллейбусница прибыла в колонию-поселение Верхошижемского района в августе 2011 года. Каждый день Марины похож на предыдущий.

 

Жизнь в колонии.

В 6 утра у нас подъем, потом общее построение, зарядка, завтрак, - рассказала Ногина. - Потом мы отправляемся на работу, в колонии я работаю упаковщицей. Работа не очень сложная, но монотонная и рутинная. Очень мало движения, поэтому я даже поправилась здесь на килограмм на десять.

Однообразие периодически разбавляется редкими развлечениями.

У нас есть библиотека: читаю журналы, газеты, иногда можно посмотреть телевизор. Информации все равно очень мало, не знаю, что в мире сейчас делается, - сообщила Марина Ногина.

«Я научилась молчать». Мама двух дочек, которой волею судьбы пришлось оказаться в колонии, пересмотрела свои взгляды на жизнь и на людей.

В колонии я научилась молчать, здесь любое твое слово могут перевернуть так, что может разгореться скандал или того хуже, - поведала нам Ногина. - Есть одна-две женщины, с которыми я общаюсь, но всегда нужно быть начеку. Здесь вынужденный круг общения, в обычной жизни я бы ни за что не стала общаться с наркоманками и убийцами. Здесь морально тяжело: вряд ли кто-то исправляется в этих колония, люди становятся злее.

Помощь близких. Близкие и коллеги по работе не забывают о Ногиной и стараются ее всячески поддержать

Очень дорого звонить, карточка стоит 150 рублей на 25 минут, иногда приезжают мои подруги с работы и дочки, - рассказывает Марина, - Человеческие качества сохраняет лишь то, что у меня две дочки, ради них и живу. В колонии есть молельная комната. Иногда захожу туда, читаю там молитвы, которые знаю, прошу за родных, чтобы у них все было хорошо и, чтобы меня быстрее отпустили.

Несмотря на давление со стороны надзорных органов, признавать свою виновность она по-прежнему не хочет.

Я уже смирилась с тем, что со мной происходит, не собираюсь подписывать заявления о признании в наезде на девочку даже в обмен на досрочное освобождение. Я не хочу признаваться в том, чего не совершала.

 

...

  • 0

Популярное

Последние новости