Суд над Игнатяном: день четвертый

Суд над Игнатяном: день четвертый

Журналист портала progorod43.ru ведет он-лайн трансляцию с заседания

Сегодня, 3 июля, проходит четвертое заседание по делу Игнатяна.

 

9.56 Игнатян вместе со своим отцом и адвокатом зашел в зал суда.

10.01 В зал зашел прокурор. В этот раз заседание проходит в более маленьком зале, все участники процесса еле вмещаются в помещение.



10.03 Зашел судья

 

10.09: Приглашается свидетель Антон Марков, травматолог кировской больницы №3.

Я никого из участников ДТП лично не знал. В тот день дежурил сутки в составе бригады. Поступило сообщение после 4.00 о массовом поступлении больных. Несколько человек разной тяжести, я участвовал в оказании медицинской помощи.

Со слов врача, медицинская помощь Игнатяну была уже в какой-то степени оказана бригадой «скорой помощи» на месте.

Поэтому на момент поступления я оценил его состояние как удовлетворительное, - говорит Марков. - Не заметил, что он пьян. Выявил только ушибы. Инфузионная терапия проводилась. Взяты анализы, которые не совсем соответствовали норме. После поступления на освидетельствование алкогольного опьянения был проведен осмотр, взята кровь пациента на предмет содержания этанола в двух пробирках. Они сразу же были запечатаны и отправлены на исследование. Обстоятельства аварии Игнатян мне не пояснял. Сказал только, что был водителем.

Согласно показаниям Маркова, поступил Игнатян к ним в лежачем положении. Отвечал на вопросы мягко и вежливо, жаловался на боли в колене.

 

Свои вопросы свидетелею-врачу стали задавать родственники пострадавших в аварии людей. Первая - мать пострадавшего в аварии Федора Мачнева.

Мачнева: Были ли взяты пробы на содержание в организме наркотических веществ?
Марков: Не брались. Такой установки нам дано не было. Можно было брать, если бы были явные признаки. Но так как я их не обнаружил, то не брали.
Мачнева: Какое давление было у Игнатяна?
Марков: 100 на 60 .
Мачнева: Влияет ли физраствор на состояние человека?
Марков: Влияет - поднимает артериальное давление.

Свои вопросы стали задавать защитники пострадавших: Валерий Рылов и Антон Долгих.

Рылов: Почему не взяли анализ на наличие алкоголя в больнице с помощью специального аппарата?

Марков замялся и не захотел отвечать. Но судья настоял на ответе. Марков говорит, что это решение находилось не в его компетенции.

Рылов: Были ли рядом с вами родственники участников аварии?
Марков: Сначала не было. Потом подошли к приемному покою люди. Сколько их было, не могу сказать.
 

 

10.33. Долгих: Что значит Инфузионная терапия?
Марков: По поступлению в больницу капаются физрастворы – глюкоза 5 процентная. Около литра раствора было введено Игнатяну.
Долгих: Почему не провели процедуру выдыхаемого воздуха и не воспользовались алкотестером?
Марков замолчал на 10 секунд. Потом ответил:

Взятие крови из вены наиболее достоверно отражает содержание алкоголя в крови.

Долгих: Вы самостоятельно приняли решение, что не нужно брать пробы выдыхаемого воздуха?
Марков: Получается, что так.

10.50 задает вопросы Домнин, адвокат Игнатяна
Домнин: Больные поступают в больницу с листом от «скорой»?
Марков: Да.
Домнин: Там было написано, что Игнатян был пьян?
Марков: Я не помню.

 

Судья вместе с прокурором и адвокатом Домниным около 10 минут искали в томах дела информацию, что в крови Игнатяна не было алкоголя. Такой информации в деле они не нашли.

Долгих: Почему вы не провели анализ выхыдаемого воздуха?
Марков: Считаю, что показания этого прибора не достоверны.

Долгих: Поясните суду следующее. При условии, что Игнатян поступил к вам в удовлетворительном состоянии и при условии, что в его крови было 0,3 промилле, сможете ли вы установить, пьян пациент или нет?
Марков: Нет, не смогу.

 

11.18: Адвокат Игнатяна Домнин зачитывает показания из допроса свидетеля Маркова, которые давались им ранее. В пояснении Марков говорит, что кровь была взята до того, как была начала инфузия. У Игнатяна было зафиксировано падение давления 60 на 40. Был травматический шок. На момент прибытия в больницу он вышел из шока.
Марков утверждает, что проба бралась сразу после поступления:

Он был уже сразу с капельницей.

Я затрудняюсь сказать, оставляла ли бригада капельницу.

11.25: Вызывают Анну Малкову, санитарку «скорой медицинской помощи»:

Был доктор и фельдшер, забрали первого пострадавшего. Им был Игнатян. Проверили давление, было 80 на 60. Проводили ему энфузионную терапию. Потом, когда все нормализовалось, увезли в больницу. Состояние было удовлетворительное. В сознании был. Врачи только спросили его личные данные. На место аварии мы приехали не первые. Игнатян ни с кем не разговаривал. Я не могу точно сказать, но мне показалось, что в машине пахло алкоголем.

 

Рылов: Что еще запомнилось во время вызова: люди, обстановка?
Малкова: Ничего не запомнила.
Долгих: Вы отличите запах алкоголя из аптечки и запах изо рта человека?
Малкова: Вероятно, что нет.

Вопросы свидетельнице задает адвокат Игнатяна.

Домнин: Вы общались в Игнатяном?
Малкова: Нет.
Домнин: На каком расстояние вы были от него?
Малкова: Чуть меньше метра.
Домнин: Какой-нибудь запах из полости рта улавливали?
Малкова: Нет.
Долгих: Вы к лицу Игнатяна наклонялись?
Малкова: Нет.

11.38: Мачнева попросила зачитать показания свидетельницы, которые она давала ранее.
Зачитывает их Долгих.

19 декабря 2012 года. У нас были основания, что у него травма, тем более, у него было низкое давление, мы положили его на носилки. Сделали физраствор. Наложили шину.

Судья отпустил свидетеля Малкову. Прокурор сказал, что сегодня еще два врача будут выступать в суде.

11.41 Вызван Максим Русаков, фельдшер станции медицинской помощи.

 

На станцию поступил вызов, что у кинотеатра «Октябрь» произошла авария, - рассказывает свидетель. - Нам сообщили по рации, что уже три бригады отправили туда. И то, что нужна наша помощь. Нам достался человек, сидящий у кинотеатра. Оказалось - Игнатян. Мы смерили давление и положили его на носилки. Он жаловался на боль в коленном суставе. Доставили его в приемный покой больницы. Мы не проводили теста на опьянение, так как была задача доставить больного в стационар. Запаха алкоголя не было, шаткой походки не было, язык не заплетался.

Свидетеля опрашивает защитник пострадавших Рылов.

Рылов: Почему вы сразу подошли к Игнатяну?
Русаков: До нас уже были осмотрены другие пострадавшие. Врач 7 бригады Данилин сказал, чтобы мы шли к больному (Игнатяну). Он сидел на корточках. Говорил, что все нормально. Мы начали проверять давление. Давление низкое. Сразу его на носилки. В автомобиле стали проверять травмы. Сказал, что болит колено. Ввели физраствор, чтобы поднять давление.
Рылов: С кем он там был?
Русаков: Сказать не могу, народу было много.
Рылов: Можете описать обстановку?
Рускаков: Мы остановились на перекрестке, перед нами стояла белая машина. Были видны осколки. Лежали два тела, закрытые. Автомобиль был сильно разрушен. Пожарная потом подъехала. Мы еще оказывали помощь маме пострадавшего.

 

12.01: Судья вызывает свидетеля Анатолия Ворлыгина, фельдшера станции скорой помощи.

Поступил вызов. Бригада выехала. В течении 5 минут прибыли на место, - вспоминает свидетель. - Как только вышли из машины, увидели, что на ступеньках у кинотеатра сидел молодой человек. Подошел врач, сказал, чтобы я осмотрел его. Пытался с ним разговаривать, чтобы контролировать его состояние. Он сразу признался, что водитель БМВ. Об аварии не говорил. Внешних признаков алкогольного опьянения я не увидел.

Адвокат Рылов спрашивает, кто был рядом с Игнатяном.
- Может друзья. Я сразу пошел с пострадавшему.

Долгих спрашивает: в чем выражался шок?
-Дрожащие руки и голос. Зрачки были в норме.
Долгих: Дрожание рук является признаком алкогольного опьянения?
-Является.

12.11: Свидетель Александр Агафонов, торговый представитель, друг Игнатяна.

Знаю Игнатяна. Отношения с Игнатяном дружеские. После тренировки поехал к другу поиграть в «Плейстейшиан». Потом позвонил Игнатян, спросил, чем занимаемся. Приехал к нам. Сидели играли, потом ночью уже позвонила знакомая Ирина и попросила ее с подругой забрать из клуба. Ехали в сторону Зонального института. Эдик повез нас домой, он же был за рулем. Я за ним сидел. В этот вечер я не помню, что бы мы употребляли спиртное. Двигались через Театральную площадь. Потом в районе ТЦ «Фабрика», когда мы были на своей полосе движения, я увидел свет фар и почувствовал удар. Очнулся уже в больнице. Вышел, у Игнатяна нога перебинтована, у девушки лицо разбито.

Рылов: Что вас связывает с Игнатяном?
Агафонов: Дружим давно, года два.
Рылов: О чем разговаривали?
Агафонов: Не помню.
Рылов: Какая была скорость?
Агафонов: Не знаю.
Рылов: Как вел себя Игнатян?
Агафонов: Спокойно. О чем говорил, не помню.

Долгих: Вы сейчас в сознательном состоянии?
Агафонов: Да.
Долгих: Память сразу потеряли?
Агафонов: Когда очнулся, я ничего не помнил. Вспоминал все происходящее частями. Память еще не полностью восстановилась.

Мать погибшего Бронникова спрашивает, был ли в машине регистратор. Агафонов ответил, что нет.

Прокурор зачитывает допрос Агафонова. На момент аварии молодой человек был с ним знаком. Знает, что Игнатян был генеральным директором какого-то предприятия.

 

Приглашается свидетель Валерий Кукса, таксист, водитель «Опеля».

Я высадил пассажиров у кафе, считал деньги, хотел закончить смену. Вдруг почувствовал удар, минут 10 был в шоковом состоянии. Когда отошел, увидел «одиннадцатую», перевернутую — она на крыше лежала. Увидел труп. Позже - «девятку» и «БМВ». У меня было лицо обожжено (думаю, что на меня полился антифриз), рядом через дорогу стоял коллега, я пошел укрывать лицо. Я подумал, что труп - это пешеход. Его нога лежала у моего капота. Я не знал, что человек так может повредиться в машине.

Свидетель говорит, что Игнатяна не видел. Он не узнал его даже в суде.

 

 

Второй труп лежал на земле, а на нем машина. Торчали ноги, - продолжает рассказ таксист. - В этот же день следователь Коновалов меня опросил.

Судья говорит, что все допрошены. Прокурор сообщает, что часть свидетелей не явилась и целесообразно вновь их вызвать. Объявлен перерыв до 14.00.

...

  • 0

Популярное

Последние новости